Из книги – “Голос Вечности”. Проповеди и поучения митрополита Иоанна Снычева

О СЕРДЕЧНОМ БЕЗМОЛВИИ


Митрополит Иоанн СнычевВо имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Задумались ли вы, возлюбленные братья и сестры, над таким вопросом: почему часто в наших сердцах не обретается душевного спокойствия? Почему нет той или иной благочестивой привычки, которая бы располагала нас к деланию добра? Этот вопрос очень серьезный, и к нему необходимо отнестись с должным вниманием.

Почему все это так происходит? Потому, возлюбленные братья и сестры, что мы не храним своих чувств: ни зрения своего, ни слуха, ни уст. Слишком часто мы распыляем свои чувства на дела житейские. Мы бываем подобны дому, который имеет множество окон и дверей. И если что доброе входит через окно, то быстро, без задержки удаляется через другие открытые окна или двери. Потому ничего доброго в наших сердцах не остается. Когда в доме своем, зажигая лампаду, мы открываем окна и делаем сквозняк, тогда налетевший ветер тушит огонек. Мы снова прилагаем усилия, чтобы возжечь светильник, но снова проходящий ветер гасит лампаду. Вот так же происходит и в наших сердцах, когда мы раскрываем свои чувства: зрение, слух, язык и уста — на восприятие суетной жизни человеческой. Понаблюдайте за собой, и вы сами поймете, что это так и совершается в нашей жизни.

За примером далеко ходить не надо. Вот, скажем, сегодня мы посетили храм Божий: славословили великое имя Святой Троицы, Божией Матери, угодников Христовых. И, казалось бы, то, что мы получили с вами здесь, в храме, во время богослужения, следовало бы заключить, крепко заключить в своем сердце и не допускать ничего постороннего, что могло бы вымести эти благодатные дары из наших сердец. Но, увы, таких запоров мы не имеем! И едва только мы выходим за церковную ограду, как двери нашей Души распахиваются всякому, как говорится, встречному и поперечному. Мы развязываем свой язык, открываем свои очи и уши для того, чтобы на все посмотреть, обо всем побеседовать, посудачить, разобрать ближнего своего по косточкам, расспросить, что где было, кто что видел, кто что слышал. И в результате, в силу такого невоздержания чувств, все то, что мы приобрели за богослужением, постепенно выветривается и, как лампада, гасится от сквозняка. Гаснут в наших сердцах благие чувства, полученные за богослужением. Потому-то, возлюбленные братья и сестры, и не происходит в наших сердцах созидания! Мы никогда не бываем безмолвны внутри себя, всегда говорим с собою или с другими, но только не с Богом, всегда находимся в праздности, то есть трудимся не к созиданию, а к разорению. Вот ведь какое бедствие совершается в наших сердцах из-за невнимания, из-за распущенности чувств.

А вот великие подвижники благочестия стремились к тому, чтобы иметь сердечное безмолвие. Для многих непонятно подобное состояние.

Что же это такое сердечное безмолвие? Это очень высокое состояние сердечной области человеческого духа. Это великое состояние. Немногие подвижники благочестия достигали этих высот. Сердечное безмолвие заключается том, что человек как бы замыкается в своем серце и внутренне, духовными очами предстоит в трепете и в страхе пред лицем Божиим. Для него тогда не существует внешнего мира. Есть только он — и Господь. Вот это состояние и называется сердечным безмолвием — когда в сердце не подымается никакой помысл, никакое греховное движение, ничего, что нарушило бы внутреннюю тишину и внутреннее созерцание Бога Слова.

Я приведу вам один замечательный пример из жизни истинных рабов Божиих, достигших безмолвия сердечного.

У египетского подвижника Аполлоса был ученик по имени Исаак. Это был великий послушник, который достиг высот духовного совершенства. Стяжал Исаак и смирение, и кротость, а самое главное — достиг сердечного безмолвия. Он особенно дорожил этим даром во время принесения бескровной жертвы, то есть во время совершения Божественной литургии. Когда ему надлежало идти в храм Божий, он ни с кем не разговаривал. С каким бы вопросом к нему ни обращались, он молчал. Исаак закрывал очи свои и на уста свои полагал печать молчания. Приходя в церковь, он не так поступал, как поступают многие из нас. Мы ведь вместо молитвы часто рассуждаем о посторонних вещах: то-то мы видели, то-то мы слышали, тот-то одно сказал, тот-то — другое, этот в том согрешил, тот — в другом, — и в результате от доброго переходим к худому. А великий подвижник Исаак, приходя к Божественной литургии, весь погружался в богомыслие. Он как бы предстоял таинственной трапезе Христовой и принимал участие в Тайной Вечери вместе с апостолами. А когда оканчивалось богослужение, то прп. Исаак, как бы опаляемый неким огнем, спешил из храма в свою келью. Случалось, что после литургии братия получала по несколько сухарей и по небольшой чаше виноградного вина. Исаак ничего этого не принимал — и не потому, что пренебрегал даром Божиим, нет, но для того, чтобы сохранить в сердце благодатное безмолвие. Он спешил в келью снова предавался глубокому внутреннему размышлению, ибо чувствовал в своем сердце присутствие Христа Спасителя.

Однажды, когда преподобный захворал и слег в постель, собрались к нему братия и стали спрашивать: «Авва Исаак, скажи нам, пожалуйста, почему ты избегаешь нас всех?» И ответил преподобный: «Не вас я, братия, избегаю, а избегаю бесовского ухищрения».

Вот как, возлюбленные братья и сестры, оберегал преподобный Исаак свое сердечное безмолвие! Вот как стремились подвижники благочестия к охранению своих чувств.

Если мы все это уясним своим умом и сердцем и поймем значение сердечного безмолвия, то, конечно, положим благое начало к охранению своих чувств, к охранению тех благодатных даров, которые мы получаем не только во время богослужения, но и во всякое время и на всякий час. Так не станем же, возлюбленные братья и сестры, допускать празднословия, шуток, смеха и вольности, ибо все это приносит внутреннее расстройство. От праздности и рассеянности раскрываются у нас душевные двери и, как вихрем, выветривается все доброе. Проверьте сами, что это так, а не иначе. И когда вы проверите и убедитесь, что именно от праздности и рассеянности происходит внутреннее разорение нашей сердечной области, разорение добродетелей, тогда, Бог даст, понемногу начнете трудиться над хранением своих чувств. И по мере того как мы будем преуспевать в этой добродетели, наши душевные окна будут скрепляться или закрываться затворами крепкими; и то, что будет положено Божественной благодатью в наши сердца, утвердится внутри и будет в безопасности от внешнего мира. Доброе будет созидаться, расти, сообщать особую теплоту, уничтожать внутреннюю дисгармонию, внутрение распри в помыслах и в чувствах, и утвердится тишина Божественная, которая будет способствовать нам в чистоте, в молитве, в доброделании.

Да благословит нас Господь на эти благие начинания, чтобы неослабно шествовать спасительным путем и достигнуть вечной жизни во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПОХВАЛЕ


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Нам с Вами, возлюбленные братья и сестры, необходимо хорошо знать путь спасения. Важно научиться отличать истинные добродетели от ложных, с тем чтобы, усвоив духовные нормы, мы могли неослабно шествовать спасительным путем, преодолевая всякого рода препятствия.

Иногда мы совершаем те или иные добродетели, не имея к этому внутреннего расположения, а руководствуясь исключительно человеческой молвой, то есть ориентируемся на то, что о нас люди скажут: хорошо или плохо. Если о нас будут говорить плохо, следовательно, мы нехорошие. Если будут говорить хорошо, то и мы молодцы. Вот какой нормой поведения или добро делания мы иногда с вами руководствуемся! Но если это единственный наш ориентир, то, конечно, мы глубоко ошибаемся и наши добрые начинания не имеют внутри себя никакой силы. Они тщетны в очах Божиих, тщетны и пред людьми. Поэтому-то, совершая ту или иную добродетель, необходимо быть внутренне убежденными в том, что она совершается так, как угодно Богу, а не так, как выглядит со стороны человеческого рассуждения. Великие Подвижники благочестия это хорошо понимали и когда встречали людей, которые не так, как положено, совершали добрые дела, по-отечески их вразумляли.

В одном селе проживал некий человек, который очень много постился. Но постился он так, чтобы людям это было известно. Взирая на этого постника и видя в его внешнем поведении подвиг, односельчане хвалили и прославляли его за это. А подвижник, не разумея истинной цены человеческой молвы, считал, что преуспевает в доброделаний воздержания, даже не догадываясь, что здесь кроется диавольское ухищрение.

Когда узнал о поселянине-подвижнике авва Зинон, то пригласил его к себе на беседу. Тот с радостью пришел в келлию преподобного. Помолившись Богу, они сели. Авва Зинон стал заниматься рукоделием, положив на уста свои молчание. Но, ничего не говоря устами, он умом беседовал с Богом. А приглашенный поселянин сидел и не знал, о чем же ему говорить с Зиноном. Посидев так некоторое время, он стал скучать. Затем сказал:

— Авва, отпусти меня, я пойду домой.

— Зачем же? — спросил его преподобный.

— Да так. Я чувствую в сердце своем какой-то огонь и не нахожу себе места. Почему мое сердце объято таким жгучим огнем, непонятно. Когда я был в селении и совершал пост, то безо всякого труда до захода солнца ничего не вкушал, и мне было легко. Но вот теперь я испытываю какую-то тяготу.

— Это молва человеческая тебя поддерживала, — ответил ему преподобный Зинон.— Теперь, когда ты пойдешь в селение, то совершай такое воздержание: не вкушай пищу до девятого часа и все, что ты делаешь, не делай напоказ.

Поселянин, выслушав наставления при. Зинона, возвратился к себе и стал выполнять послушание пустынножителя. С большим трудом сумел он дождаться девятого часа, чтобы вкусить пищу. И люди, которые раньше прославляли его, стали называть его бесноватым, решив, что он действительно вышел из ума. Тогда поселянин пришел к преподобному Зинону и рассказал, как плохо стали мыслить о его подвигах и о нем односельчане. «Вот это и есть угодное Богу», — заключил свое наставление прп. Зинон.

Возлюбленные братья и сестры! Задумайтесь и вы над тем, как наставляли преподобные отцы тех людей, которые не в меру своих сил, а ради похвалы человеческой совершали те или иные добродетели! Почему так трудно было простолюдину выполнять наставление преподобного Зинона? Да потому, что прежде сердце его поддерживалось человеческой молвой, а когда стали его укорять и называть бесноватым, тут-то силы у него и ослабели.

Так вот, возлюбленные братья и сестры: мне хочется, чтобы вы уразумели тайну доброделания. И если в основе ваших подвигов положена настоящая мудрость, то надо за это благодарить Бога и продолжать совершать спасительный подвиг во имя Божие, а не ради славы человеческой.
Укрепимся же в доброделании и твердою поступью восшествуем спасительным путем, достигая духовного совершенства и жизни будущего века во Христе Иисусе Господе нашем, Которому со Отцем и Святым Духом подобает честь и слава во веки веков. Аминь.

Голос ВечностиКнигу митрополита Иоанна Снычева – Голос вечности можно посмотреть в интернет магазине Русский Паломник

Дополнительные ссылки по теме:

Книги Иоанна Снычева в интернет магазине Русский Паломник

Автобиография митрополита Иоанна Снычева

Метки: митрополит Иоанн Снычев, проповеди

Предлагаем подписаться на обновления и новые статьи на блоге Русского Паломника:

Введите Ваш емайл:
Добавить в Twitter.

Православныe книги почтой - доставка православных книг фильмов и дисков почтой и курьером на Русском Паломнике

 

Добавьте Свой Комментарий:

 

© Православный блог обзора православной литературы и православных фильмов от издательства Русский Паломник. Православная книга почтой.